Чем ближе капитализм к своему концу, тем сильнее классовая борьба. Буржуазия яростно сопротивляется неизбежному. Она не хочет уходить с исторической арены. Не хочет терять своё господство, свои богатства и власть над угнетёнными.

Любыми средствами пытается она сохранить гибнущий капиталистический строй, отравляющий человечество своим разложением, обрекающий его на страдания и унижения, но дающий ей – буржуазии – право угнетать и паразитировать.

Она мобилизует все силы на борьбу со своим классовым антиподом – пролетариатом. Она воюет с пролетариатом всеми способами, которые есть в её распоряжении, – экономически, политически и идеологически.

Идеологическая война буржуазии против пролетариата теперь приобретает особенно острый характер. Угнетающий класс понимает, что победить в идеологической войне – это для него единственный шанс удержать господство.

Что значит для буржуазии победить в идеологической войне? Это значит удерживать пролетариат от борьбы, подрывать его революционную энергию. А для этого есть один способ – вводить его и всё общество в заблуждение относительно истинной природы капитализма. Скрывать грабительский характер буржуазного строя, скрывать классовую структуру капиталистического общества, скрывать наличие в нём двух классов – угнетателей и угнетённых, скрывать абсолютную противоположность интересов этих двух классов и неизбежность борьбы между ними.

В этом на помощь буржуазии приходят её «дипломированные лакеи» – буржуазные интеллигенты. Это именно их задача – обманывать рабочий класс и трудящиеся слои общества, вводить их в заблуждение, внедрять в сознание ложные представления об устройстве общества и о перспективах его развития.

Российская буржуазия тоже ведёт яростную идеологическую войну против пролетариата и тоже остро нуждается в своих дипломированных лакеях. И они у неё есть. Российские интеллигенты – литераторы, журналисты, режиссеры, артисты, учёные – охотно поставили себя к её услугам, стали её пропагандистской машиной. За это они получают то, что им причитается. Те из них, кто делает своё дело особенно ловко, находятся на особом счету. Помимо спокойной и сытой жизни под боком у хозяина, они получают ещё и известность в обществе, становятся «властителями дум» буржуазно-обывательской толпы.

Такие рыцари буржуазной пропаганды, как Стариков, Фурсов, Проханов, Кургинян, Кара-Мурза, Дугин, Мухин, Делягин, у всех на слуху. Все они, каждый по-своему, делают одно дело, помогают российской буржуазии в её идеологической войне против рабочего класса.

Здесь мы поговорим о подобном буржуазном лакее, который мало того, что дипломирован, но ещё и «остепенён». Валентин Катасонов имеет степень «доктора экономических наук». Хотя он махровый шарлатан и мракобес и имеет такое же право называть себя доктором наук, как корова может называть себя генералом.

У Кургиняна фирменное блюдо, например, – «когнитариат», «высокоинтеллигентные», себялюбивые и сверхамбициозные избранники, которые одной только своей «интеллигентностью» и «душевным совершенством» изменят общество к лучшему. У Старикова – англосаксы, которые всегда и во всём виноваты. У Катасонова тоже есть своё фирменное блюдо – «православная экономика», и этим блюдом он угощает буржуазных обывателей.

Катасонов ненавидит марксизм и направляет все свои усилия на то, чтобы его опровергнуть и оклеветать. Почему – это совершенно понятно. Марксизм имеет своей целью просветить рабочий класс, открыть ему глаза и дать силы для борьбы. А задача Катасонова противоположна – одурачить рабочий класс, ввести его в заблуждение, лишить воли к борьбе, подчинить его буржуазии.

Вот в этой передаче Катасонов сравнивает «Капитал» Маркса с талмудом, а его самого называет «наследственным талмудистом».

Очевидно, этой фразой Катасонов намекает на еврейское происхождение Маркса.

Только подлец и мразь, желая унизить человека, может затрагивать его национальную принадлежность. И Катасонов, который это делает, есть подлец и мразь.

Что касается нас – то для нас учение Маркса не становится хуже оттого, что он был евреем. Мы стоим на позициях пролетарского интернационализма. Для нас не имеет значения национальность человека. Нас интересует только одно – на позиции какого класса стоит человек, чьи интересы он отстаивает – интересы угнетённых или угнетателей. Если человек стоит на позиции рабочего класса и готов не на словах, а на деле бороться за его интересы, то он наш товарищ и брат, и неважно, кто он по национальности – грек, араб, еврей, негр. И наоборот, если буржуй по национальности русский, то он от этого не перестаёт быть нашим врагом. От того, что буржуазный лакей Катасонов – русский по национальности, он не станет нашим братом. Он служит нашим врагам и есть наш враг.

Насчёт же «наследственного талмудизма» можно сказать следующее. В роду у Маркса были иудеи, некоторые из них были раввинами. Для нас иудаизм ничем не лучше и не хуже любой другой религии. Любая религия – иудаизм, христианство, ислам и пр. – имеет одно назначение в классовом обществе – быть опиумом для народа, обеспечивать угнетателям идеологическое господство над угнетёнными, укреплять власть эксплуататоров.

Сам Маркс иудеем никогда не был. Его семья приняла протестантство, и Маркса воспитывали в протестантском духе. В детские и юношеские годы он исповедовал протестантскую религию, позже, в университете, познакомился с вольномыслящими учёными, поклонниками Гегеля, и стал идеалистом-гегельянцем. После окончания университета Маркс работал редактором «Рейнской газеты», имел возможность общаться с рабочим людом. Он участвовал в политической борьбе, наблюдал жизнь в разных её проявлениях, много испытал и передумал. Благодаря этому он понял несостоятельность идеализма и стал поворачивать к материализму. Познакомившись с трудами Людвига Фейербаха, Маркс окончательно порвал с идеализмом и стал материалистом.

Это по поводу «наследственного талмудизма».

Кроме того, господин Катасонов заявляет, что «Капитал» напоминает талмуд, что он, Катасонов, очень страдал, когда его студентом и аспирантом заставляли штудировать «Капитал», даже до того, что чувствовал зубную боль от этого чтения, и что русскому человеку нельзя читать «Капитал», потому что можно повредиться головой.

Если студенту и затем аспиранту Катасонову необходимость напрячь мозг и поработать головой доставляла такое страдание – понятно, каким студентом и аспирантом он был. Марксизм есть наука, и его освоение, как освоение любой науки, совершается трудом, работой. А таким господам, как Катасонов, серьёзная умственная работа противна и мучительна, им гораздо приятнее научиться плести высокопарную чушь о «православной экономике». Но ведь это личные проблемы Катасонова, а не «Капитала».

У Катасонова от «Капитала» болят зубы. У нас от «Капитала» зубы не болят – а становятся крепче. Хотя и мы не говорим, что марксизм проще пареной репы и освоить его можно как дважды два. Освоение марксизма – это труд, а мы любим труд. Преодолевать собственное незнание, подниматься всё выше к вершинам человеческой мысли, видеть в механизме современного общества то, что ещё вчера не видел, – это победа. А мы любим победы.

Поэтому нас чтение «Капитала» не заставляет страдать, а наполняет силой, воодушевляет и придаёт нам уверенность.

Ничего «талмудического», заумного, фантастического, не поддающегося пониманию в «Капитале», нет. Все, о чём говорится в «Капитале», мы можем увидеть в действительности, в окружающем нас капиталистическом обществе.

Маркс говорит, что в капиталистическом обществе есть два класса, полностью противоположных по своему положению и по своим интересам, – буржуазия, собственники средств производства, и пролетарии, которые лишены собственности на средства производства и которым поэтому приходится продавать свою рабочую силу, идти в наёмное рабство к капиталисту и обогащать его своим трудом.

И нам не нужно делать какие-то непостижимые усилия, чтобы это понять. Классовую природу нашего общества, существование двух противоположных классов мы чувствуем на своей шкуре. Господин Катасонов может в лепёшку расшибиться, доказывая нам, что Прохоров, Якунин и Потанин, с их островами и яхтами, и мы, лишённые всего, – один класс и между нами нет противоречий, – но мы ему не поверим.

Маркс показывает, каким образом совершается капиталистическая эксплуатация, раскрывает механизм прибавочной стоимости, и становится видно: всё, чем капиталисты владеют, украдено у тех, кто на них работает, украдено у общества. И это для нас тоже ясно, как дважды два. Потому что свои миллиарды и дворцы капиталисты не получили ни от аллаха, ни от Будды, ни от Христа, ни от Моисея. Они могли их получить только одним путём – ограбив рабочий класс, ограбив трудящихся.

И, наконец, Маркс в «Капитале» показывает, каков будет конец капиталистического строя и что должно прийти ему на смену. Капиталистический строй погибнет, как и прежние классовые общества, рабовладельческое и феодальное, от собственных неразрешимых противоречий, в силу законов своего собственного развития. И покончить с ним, разрушить общество угнетения и эксплуатации должен как раз тот класс, который больше всего страдает от угнетения и эксплуатации, – пролетариат.

И это тоже нам вполне понятно и вполне логично. Если рабовладельческий строй пришёл к своему концу и его сменил феодализм, если и феодальный строй в конце концов погиб и на его место пришёл капитализм – то почему мы должны думать, что капитализм продержится вечно?

Он тоже погибнет, в силу своих собственных законов – всё большей концентрации капиталов и всё большего обобществления труда – и в силу своих неразрешимых противоречий. Концентрация капиталов и обобществление труда не фантазия Маркса – мы это видим воочию. Монополии пожирают конкурентов и расширяются до гигантских размеров на наших глазах, и обобществление труда – тоже факт: всё, что ныне потребляет наше общество, производится коллективным, объединённым трудом сотен тысяч людей. И процесс этот продолжается, труд всё больше обобществляется.

То, что наше общество исполнено неразрешимых противоречий, что оно гниёт и его разъедают отвратительные язвы, – тоже не надо особо доказывать. Мы это гниение чувствуем на каждом шагу, задыхаемся от него.

Ну, а насчёт того, что именно пролетариат должен покончить с капитализмом, а не кто-нибудь другой, – это тоже ясно и понятно. Не будет же буржуазия уничтожать капитализм, в котором она так хорошо устроилась, господствует, имеет возможность паразитировать и роскошно жить за счёт других. Не будет же капиталист сам упразднять институт частной собственности, благодаря которой он и существует как капиталист. Ясно, что с капитализмом должен покончить именно тот класс, который им угнетён, который от него страдает. То есть – пролетариат. Именно он, антагонист буржуазии, и станет её могильщиком, могильщиком капитализма.

Как видим, ничего «талмудического» в учении Маркса нет. Вся наша жизнь, вся наша капиталистическая действительность есть наглядная иллюстрация к «Капиталу» и его подтверждение.

Однако Катасонов оттолкнул книгу, основанную на фактах, на реальной, кричащей действительности буржуазного строя, честно описывающей преступления капитала и страдания рабочего класса на протяжении нескольких веков. Книгу, автор которой совершил титаническую работу, чтобы ответить на вопрос – что делать тем, кто угнетён при капитализме, чтобы освободиться и создать новое общество, без эксплуатации и угнетения?

Эту книгу Катасонов оттолкнул, боясь «повредиться головой», – и ухватился за библию, в которой описывается, как человека лепят из глины, как женщину строгают из ребра, змеи разговаривают человеческим голосом, девственницы рожают и тому подобное.

Господин Катасонов – так вы во всё это верите? И вы считаете, что с вашей головой всё в порядке?

А насчёт того, что вам трудно было понять «Капитал», – что вы скажете насчёт таких библейских головоломок, как, например, то, что бог сам себе сын и сам себе отец, что он один и в то же время их трое? Или что вы скажете об «Апокалипсисе», где драконы с львиными головами выползают из бездны, на головах у них «диадемы с именами богохульными» и прочее в том же духе? Если вы заглянете в историю болезни сумасшедших или наркоманов, то вы увидите, что их галлюцинации очень похожи на «Апокалипсис».

«Капитал» можно понять весь до последней буквы, если поработать мозгом и задействовать логику, произвести необходимый умственный труд. Понять то, что кто-то сам себе отец и сам себе сын, что бог один и в то же время их трое, – нельзя. Это можно только тупо проглотить, придушив разум, связав по рукам и ногам логику. В том-то и разница «Капитала» и библии. Чтобы понять «Капитал» – надо думать. Чтобы поверить в то, что написано в библии, – нужно не думать.

Желая очернить Маркса в глазах обывателей, рассчитывая на самый примитивный национализм, буржуазный лакей Катасонов намекает на его еврейское происхождение – мол, как же может русский человек читать писания еврея-талмудиста!

И этим показывает, что он не только подлец, но и дурак. Или он забыл, что христианство возникло отнюдь не на русской почве? А именно – в Иудее и на основе иудаизма? Или он не помнит, что весь Ветхий завет, вошедший в христианскую библию, написан иудейскими пророками? Не говоря уже о том, что все основные библейские персонажи – евреи, и сам Христос, по библейским мифам, – тоже еврей?

И вот вам умственный и нравственный портрет человека, очерняющего марксизм. Мерзавец, лжец, антисемит, пошлый обыватель и шарлатан.

То, что подобные личности в довершение всего ещё и могут называть себя «докторами наук», – говорит о том, что у нас полная катастрофа со здравым смыслом. Сами посудите. Вот что этот «доктор наук» говорит о науке:

«Вы знаете, я в этой науке уже лет сорок нахожусь. И, честно говоря, я уже от неё отползаю, как можно дальше. Тут какой-то шутник очень правильно сказал: «Наука – от слова «на ухо». Лукавый нашёптывает на ухо, а эти учёные потом всё это дело распространяют».

Как говорится, комментарии излишни. Но какова картинка: буржуазный интеллигент, испугавшись науки, «отползает» от неё!

(Ведь, в самом деле, опасная вещь! А ну как рабочий класс благодаря этой науке прозреет, поймёт, как устроено капиталистическое общество, – и что тогда? Тогда конец буржуазному строю, в котором господин лакей так приятно устроился под крылышком хозяев, где он может красоваться перед обывательской буржуазной публикой и нести всякую чушь о «православной экономике»)

И вот, поняв, что наука чревата последствиями, неприятными для буржуазного строя, а значит, и для него, – господин интеллигент начинает «отползать» от неё, и, по собственному выражению, «как можно дальше».

Господин Катасонов, вы правы! Вы от науки отползли так далеко, что дальше уже некуда. Вы по уши увязли в том, что противоположно науке, – в мракобесии и шарлатанстве.

И можете быть уверены – когда к власти придёт рабочий класс, вы и вам подобные не будут иметь возможности изображать из себя учёных, называться докторами наук и морочить людям голову. Вас будут называть тем, что вы есть на самом деле, – лжецами и шарлатанами, лакеями буржуазии и врагами рабочего класса.

Оксана Снегирь

Источник: work-way.com


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: