Джордж Буш и Михаил Горбачев встретились 2-3 декабря 1989 г. Мальтийский саммит тут же поставили в один ряд с Ялтинской конференцией 1945 г, где Сталин, Рузвельт и Черчилль обсуждали послевоенное устройство мира. Еще бы! На средиземноморском острове лидеры двух сверхдержав провозгласили окончание «холодной войны».

А вскоре СССР приказал долго жить. И в мире осталась одна сверхдержава.

— Четверть века назад Мальта действительно изменила ход истории, — говорит директор Центра русских исследований Андрей Фурсов. – Точнее, эта встреча открыто, «на свету» оформила, зафиксировала изменение хода истории. Которое в тени произошло несколько раньше, а готовилось несколько десятилетий. На Мальте Горбачев не просто сдал мировую соцсистему и Советский Союз. Он де-факто признал Запад хозяином Большой Системы «Россия» (на тот момент она называлась «СССР»).

— Разрушил то, что поколения советских людей создавали потом и кровью.

— В одиночку Горбачев ничего разрушить не мог. Такое одиночке не под силу. Горбачевская «перестроечная бригада» была ширмой и одновременно орудием целого блока внутрисоветских и западных интересов. К середине 1970-х в СССР сформировался кластер интересов — часть партийно-хозяйственной номенклатуры, спецслужб, крупные теневые дельцы. Они стремились поменять социалистический строй – отодвинуть КПСС от власти и стать собственниками общенародного на тот момент советского хозяйства.

— Хотели жить, как на Западе.

— Их союзником объективно выступали определенные сегменты западной верхушки. Причем, если представители государственно-монополистического капитала были готовы к длительному реальному сосуществованию, хотя и нацеленному в конечном счете на «конвергентное» разрушение СССР, то глобалисты-корпоратократы ставили на относительно быстрое разрушение Союза. В советском истеблишменте союзником внутренних «разрушителей» выступали те, кто хотел лишь реформировать социализм, а не менять его – их использовали втемную. Сами сменщики строя тоже не были едины. Среди них были и «патриоты-националисты», в чем-то близкие к охранителям-консерваторам, и глобалисты. Реальная политико-экономическая картина разрушения СССР намного сложнее, чем это представляется. Она еще более усложнялась клановыми и личными связями – как внутренними, так и внешними.

На рубеже 1970–1980-х годов в США и Великобритании к власти пришли ставленники глобальной корпоратократии Рейган и Тэтчер. Стартовала неолиберальная (контр)революция. Баланс сил в мировой верхушке сместился в сторону неоглобалистов. Они тут же развернули агрессивный курс против СССР как «империи Зла». Начался новый виток Холодной войны. Это усилило позиции глобалистов в номенклатурно-спецслужбистских кругах СССР. Процесс демонтажа социалистической системы посредством «горбачевских реформ» ускорился. На рубеже 1988–1989 гг. североатлантические верхушки перехватили у своих советских «союзников» процесс демонтажа соцстроя, «дополнив» его ликвидацией СССР, т.е. решением не только социально-экономической, но и геополитической проблемы. Эту задачу возложили на команду Буша-старшего, тесно связанного по линии йельских иллюминатов с рядом европейских, а возможно, и восточноазиатских закрытых структур аналогичного типа.

1989-й – год поражения той бригады в советском истеблишменте, которая хотела демонтировать только строй, не говоря уже о «реформаторах социализма» и «патриотах». Мальта-89 – символ их позорного проигрыша, оформленного горбачевской капитуляцией. Мальта-89 – победа коллективного Запада, частичный реванш той его части, которая была связана с Третьим, а затем и с Четвертым рейхом, а также тех сил на Западе (и в СССР), которые поставили задачу уничтожения исторической России как таковой. Ведь заявил же в одном из интервью член политбюро А.Н. Яковлев (участник мальтийского саммита!), что перестройкой они ломали не только коммунизм, но тысячелетнюю модель русской истории. Короче, Яковлев, как и Бжезинский, признал, что он и ему подобные боролись не против коммунизма и СССР, а против России и русского духа.

— Проговорился!

— Как в 1940 г. проговорился Черчилль, что Великобритания борется не с Гитлером и даже не с национал-социализмом, а с немецким духом, чтобы тот не возродился, т.е. борьба шла с духом Шиллера и Гёте. Надо понимать, что Яковлев как «мозг» горбачевской бригады, руководимый с Запада, боролся против духа Ломоносова и Пушкина, Толстого и Достоевского. Вот в чем была цель «перестройщиков». А «постперестройщики» открыто говорят о желании порезать на куски сочинения Достоевского и запретить русские народные сказки как вредные, заменив их западными. Ну что же, как пелось в рок-опере «Иисус – суперзвезда»: «Well done, Judas» – «Хорошо поработал, Иуда». Однако прислужники буржуинов бились-бились, но ничего не добились: русский дух жив, несмотря на все их старания.

— Случайно ли выбрали именно Мальту для встречи Буша и Горбачева?

— Как правило, геоисторические изменения мирового масштаба и оформляются символически. Самый близкий нам пример: колыбелью царской династии Романовых стал в 1613 году Ипатьевский монастырь под Костромой. А кончилась династия спустя три века в Ипатьевском доме на Урале. Германия в 1918 г. подписывала капитуляцию в Первой мировой в том самом вагончике, в котором ее подписывали французы в 1871 г., проигравшие франко-прусскую войну. Результатом той войны стала единая Германская империя. В 1918-м империю разрушили. Есть и другие примеры. Моя версия символики мальтийской встречи такова. Остров — «лежбище» могущественных мальтийских рыцарей, они же госпитальеры (кстати, раскрученная некими силами сага о Гарри Поттере рекламирует именно их). Могущественный Мальтийский орден – давний посредник между Ватиканом, его финансово-разведывательными структурами и МИ-6, ЦРУ. Оператор связи и регуляции интересов, точка пересечения контактов старых европейских (Ватикан, итало-германская аристократия, Четвертый рейх/нацистский интернационал) и англосаксонских кругов. Под этим углом зрения Мальта может символизировать капитуляцию горбачевской команды одновременно перед обоими главными сегментами коллективного Запада. Тем более, что на остров к Бушу «Горби» прибыл из… Ватикана. Где встречался с римским папой Иоанном-Павлом II, известным русофобом Войтылой. Видимо, получил высочайшее благословение на сдачу страны и соцлагеря.

— Прямо так?

— Напомню факт. Когда Запад решил разваливать соцлагерь по польской линии, впервые римским папой стал славянин, поляк Войтыла. Точно также Клинтон позже, задумав развалить Югославию, поставил во главе ЦРУ этнического албанца Джона Тенета. Случайностью это никак не назовешь.

— Мальтийской сдачей «Горби» подписал приговор не только СССР и соцлагерю, но и себе. После саммита его звезда стала закатываться. Вскоре Ельцин выкинул Михаила Сергеевича из Кремля…

— Да, на Мальте комбайнер отыграл свое. И все же, думаю, окончательный приговор Горбачев подписал себе объединением Германии. Оно сместило ситуацию в пользу одной части коллективного Запада. Вообще, поведение Горбачева в германском вопросе – одна из наибольших загадок «катастройки». Как мог этот безинициативный, мягко говоря, немужественный человек пойти против «железной леди» Тэтчер, других европейских лидеров и той части американского истеблишмента, которые выступали против объединения двух Германий? Это что же такое было на Горбачева у немцев?!

— И что же?

— Я не знаю. Но мы все родом из детства и юности. Подросток «Горби» жил на оккупированной немцами территории…

— Кто был за объединение Германии?

— Здесь мы вступаем в зону версий, основанных на косвенных данных, впрочем, лично мне их вполне хватает. Президентом США на момент разрушения СССР и объединения Германии был Буш-старший, причем, лишь один срок (перед ним Рейган тянул два срока, после него Клинтон, Буш-младший и Обама – тоже по два). Но зато судьбоносный срок. Главную заслугу Буша-старшего М. Олбрайт видит в успешном руководстве разрушением советской империи. Но у этого разрушения, добавлю я, был важный аспект – объединение Германии. Оно решало целый ряд проблем для определенной части американского истеблишмента, для той части западноевропейцев, которые ориентировались (и ориентируются) на Ватикан, для гвельфской аристократии и немцев, а также, как это ни парадоксально на первый взгляд, для Китая (ему нужен был европейский противовес США и России). Семейство Бушей теснейшим образом связано и с Германией – еще со времен Третьего рейха, и с Рокфеллерами, которые также известны своими давними связями с немцами. Так что объединение было в пользу одной части верхушки коллективного Запада и в ущерб другой. Теперь палку, чтобы выпрямить, нужно было перегнуть в другую сторону. В результате Горбачеву пришлось с треском уйти, СССР распался, в Кремль въехал Ельцин, а президентом США стал его «друг Билл», всегда смотревший в основном в сторону Ротшильдов.

— Какие уроки можно извлечь из мальтийской истории?

— Очень простые. По отношению к Западу – «не верь, не бойся, не проси». «Не верь» – потому что обманут, что они и делали с российским руководством почти четверть века. Начиная с обещания Буша Горбачеву не расширять НАТО на восток. Впрочем, обманывают обычно того, кто сам обманываться рад. «Не бойся» – потому что ни тогда, ни тем более сейчас Запад не настолько силен, чтобы обеспечить себе внешнеполитическую победу над Россией (в 1989 г. была не его победа, а предательская капитуляция Кремля). «Не проси» – потому что дадут, и то под большой процент, что-то вроде троянского коня или, в лучшем случае, ненужную безделицу. Это отношение Запада к нам хорошо понимали предки. Еще первый русский экономист-теоретик Иван Тихонович Посошков на рубеже XVII–XVIII вв. писал: «На немец нам смотрить нечего: они нас обманывают, да деньги у нас выманивают, а самые правды никогда нам не скажут. Только предлагают нам всякие фигуры, на чом бы им излишние у нас деньги выманити, и привозят к нам дудки да робячие игрушки, да всякие напитки, чтоб мы купя да выссали; и на питье и на иные безделицы, кои купя да бросить, тысяч по сту рублев и болши на кийдждо год выманивают».

— В чём, по-вашему, главные изменения, произошедшие между Мальтой-1989 и, скажем, Пекином-2014?

— О, их уйма! Мы живем в другом мире. Главное изменение – исчезновение иллюзий по поводу Запада у тех, у кого они были. Постоянные обманы России по вопросу расширения НАТО, прямая натовская агрессия против Югославии, Афганистана, Ирака, Ливии, плохо закамуфлированная агрессия против Сирии и русского мира (Украина), беспардонная, супергеббельсовская ложь западных СМИ – все это и многое другое отрезвило очень многих, за исключением, разумеется, «пятой колонны».

Послемальтийская эпоха показала со стеклянной ясностью: США, Великобритания, североатлантическая верхушка в целом ведут борьбу не против какой-то конкретной структуры русской истории, идеологии, а против исторической России, как бы она ни называлась, против России как культурно-исторического типа, в конечном счете – против русских. Последних, по мнению представителей североатлантической верхушки (Тэтчер, Блэр, Олбрайт – имя им легион!), слишком много, территорией своей (особенно Сибирью и Дальним Востоком) владеют несправедливо (в этом им подпевают их холуи в России), что задача русских – обслуживать газонефтяную трубу в интересах Запада. В этой борьбе с Россией и русскими североатлантические (т.е. натовские) верхушки, как показывают история и опыт последних лет, готовы поддерживать кого угодно: нацистов, исламистов, террористов, хоть дьявола, главное, чтобы все это было направлено против нас. И потому маршируют бывшие эсэсовцы по Риге, а бандеровцы – по Киеву.

Послемальтийская эпоха стала временем отрезвления и понимания, что на расчленении СССР Запад не остановится. На очереди – Россия. Грядет битва за Евразию, прежде всего – за русскую ее часть. «Хищники», «чужие» и их местная прислуга нацелились на нашу землю. Ну что же, как говорил св. Александр Невский: «Кто к нам с мечом придет, от меча и погибнет». Потому как (его же слова): «Не в силе бог, а в правде». А правда за нами. На том стоим – кто не слеп, тот видит – и ни шагу назад.

ИЗ ДОСЬЕ

Андрей Ильич Фурсов, 63 года. Директор Центра русских исследований Московского гуманитарного университета; директор Института системно-стратегического анализа. Академик International Academy of Sciеnce (Инсбрук, Австрия). Автор более 400 публикаций, включая 11 монографий. Недавно вышли его новые книги: «Вперед, к победе!», «Холодный восточный ветер русской весны», «Русский интерес». Координатор книжной серии «Игры мировых элит. Андрей Фурсов рекомендует прочитать!» Читал лекции в университетах США, Канады, Германии, Венгрии, Индии, Китая, Японии. Член Союза писателей России. Лауреат престижных премий за научную, публицистическую и общественную деятельность.

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА
Генсек боялся показаться слабаком

И рассчитывал очаровать американцев своими теориями переустройства мира.

Андрей БАРАНОВ

Была ли позиция Горбачева во время переговоров на Мальте предательством советских интересов в чистом виде? Вряд ли. Михаила Сергеевича страшно беспокоило то, что степень его влияния на мировые события скукоживались на глазах. Рушились Варшавский Договор, СЭВ и весь соцлагерь в целом, в самом СССР взбунтовалась Прибалтика и за ней потянулись другие республики, деградировала экономика. Но ведь можно представить дело так, будто эти процессы — не поражение в холодной войне и не результат бездарной идеалистской позиции, а необходимая плата за реформы. И вакцину миру несет он – Горбачев!

С таким настроением советский лидер и прибыл на переговоры с Бушем на Мальту. Тогдашний помощник генсека по международным вопросам Анатолий Черняев оставил подробные воспоминания о содержании тех переговоров. Михаил Сергеевич сказал пораженному Бушу: « СССР готов больше не считать США своим противником. Угрозы насильственных действий, недоверие, психологическая и идеологическая война – все это теперь должно кануть в вечность.»

Что это – потрясающая, прямо-таки детская наивность или холодный расчет, направленный на то, чтобы заворожить собеседника своими политическими прожектами? Американцы-то приехали на Мальту с конкретными требованиями. Например, перестать помогать Фиделю Кастро. Горбачев в ответ рассуждал о «сложных процессах», в которые он не считает нужным вмешиваться, и в духе кота Леопольда призывал всех жить дружно.

Но главный подарок генсек преподнес Бушу, когда речь зашла о судьбе Германии.«Пусть история распорядится, как будет протекать процесс и к чему он приведет в контексте новой Европы и нового мира», – витиевато выразился Горбачев, дав тем самым ясный сигнал, что не собирается никак влиять на этот самый «процесс». Хотя, отправляясь на Мальту, имел директиву политбюро: объединение Германии станет возможно только тогда, «когда НАТО и Варшавский Договор будут распущены или объединены по взаимному согласию.»

Президент Буш и члены его команды все эти сигналы уловили и не стали дожидаться никаких «распоряжений истории». Они сами принялись эту историю активно творить, уже не особо оглядываясь на мнение Москвы. Через год с небольшим США с союзниками ударили по Ираку. Ну, а Михаил Сергеевич уехал с Мальты с целым ворохом обещаний Вашингтона: отменить пресловутую поправку Джексона-Вэника, содействовать скорейшему вступлению СССР в ГАТТ (сейчас это – ВТО), завалить Советский Союз миллиардными кредитами. И, возможно, наивно верил, что эти обещания будут выполнены.

Источник: x-true.info


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: