Подписанты обращения «Не от нашего имени» правы — нам необходима разрядка в отношениях с Россией

Две новости прошедших дней показывают, насколько серьезны разногласия, вытекающие из украинского конфликта.

Первая новость: Издание Die Welt am Sonntag, будто бы подталкивая к военному походу, спрашивает канцлера ФРГ: «Вы стали бы воевать, г-жа Меркель?». Под таким названием (в онлайн-версии — «Вы стали бы воевать с Россией, г-жа Меркель?») вышло большое интервью с Ангелой Меркель. Но речь шла только о Прибалтике. Канцлер ушла от ответа и ответила: «Сейчас не стоит вопрос о войне в Прибалтике».

Вторая новость: Более 60 человек — политики, экономисты, журналисты и представители культуры — подписали письмо, в котором выступили против войны с Россией и за новую политику разрядки в Европе. «Снова война в Европе? Не от нашего имени!»

Инициаторами письма стали бывший советник канцлера Хорст Тельчик (Horst Teltschik), бывший госсекретарь по безопасности Вальтер Штютцле (Walter Stützle) и бывший заместитель председателя Бундестага Антье Фолльмер (Antje Vollmer). Текст документа подписали помимо ряда знаменитостей и экономистов ветераны политической элиты из разных партий, среди них бывший федеральный президент Роман Херцог (Roman Herzog), Клаус фон Донаньи (Klaus von Dohnanyi) (СДПГ), Эберхард Дипген (Eberhard Diepgen) (ХДС), Манфред Штольпе (Manfred Stolpe) (СДПГ), Буркхард Хирш (СвПГ) (Burkhard Hirsch), Отто Шили (Otto Schily) (Зеленые, позже СДПГ) и бывший канцлер Герхард Шредер (Gerhard Schröder)

Что касается Гельмута Шмидта (Helmut Schmigt), мы уже знаем, что он поддерживает позицию подписантов, то же самое относится и к Гельмуту Колю (Helmut Kohl) и Гансу-Дитриху Геншеру (Hans-Dietrich Genscher). Впрочем, они находятся в достойном окружении: в Америке такой же позиции придерживаются Генри Киссинджер (Henry Kissinger) и Збигнев Бжезинский (Sbigniew Brzezinski).

У подписантов нет сомнений — присоединение Крыма было нарушением норм международного права. Но они признают также, что Запад допустил серьезную ошибку, развивая «представляющее для России угрозу расширение Запада на Восток без одновременного углубления сотрудничества с Москвой». В письме не приводятся подробности, но речь идет о планируемом расширении НАТО на восток с включением Украины и даже Грузии (принятию решения помешала в 2008 году позиция Берлина; и как подчеркнула канцлер в интервью Die Welt am Sonntag, это было правильное решение).
Имеется также в виду позиция Запада в отношении Украины, которой предложили либо пророссийский, либо проевропейский курс; в то же время в соглашение об ассоциации с ЕС (подписание экономической части которого между тем была перенесена, чтобы провести переговоры с Москвой, которые ранее были проигнорированы) включили такое большое количество пунктов, касающихся политики безопасности, что Путину не оставалось ничего другого, как интерпретировать сближение Киева и ЕС как скрытое расширение НАТО. Речь идет и о безумной инициативе (которая в итоге не была реализована) Киева отменить статус российского языка как государственного.

Шестьдесят подписантов вспоминают о том, что Восток и Запад в Парижской хартии 1990 года договорились о создании «общего европейского дома, в котором всем государствам гарантируется равная степень безопасности». Они цитируют Рихарда фон Вайцзекера (Richard von Weizsäcker), который, будучи президентом ФРГ, 3 октября 1990 года, в День немецкого единства, объявил «общеевропейское объединение» в качестве цели. «Это большая цель», — сказал он тогда. «Мы можем этого достичь. Но можем и упустить шанс». Подписанты выражают беспокойство по поводу того, что мы не добьемся этой цели, если сегодня будут создаваться образы врага и выдвигаться односторонние упреки. «Речь идет не о Путине. Речь идет о Европе. Речь идет о том, чтобы люди перестали бояться войны». Но для этого необходимо, наконец, прекратить раскручивать спираль угроз. Большей конкретики в обращении не содержится. Но есть призыв к размышлениям.

Являются ли санкции — канцлер называет их неизбежными — подходящим средством? Они пока не привели к особым переменам. Только когда Россия будет исключена из международной финансовой системы SWIFT, они покажут свою силу, но в подобном случае начнется настоящая экономическая война. Мы действительно хотим превратить российскую экономику в руины?

Присоединение Крыма уже не повернуть вспять. Западу остается только осуждать и не признавать. Но нужно ли из-за этого обрывать все нити с Москвой? Во время холодной войны мы тоже не признавали берлинскую стену и железный занавес, но при этом вели переговоры по важным вопросам. В сегодняшнем турбулентном мире есть много аспектов, которые необходимо обсуждать с Москвой — ядерное досье Ирана, сирийский и иракский конфликты, обеспечение вывода миротворческих сил из Афганистана, ограничение гонки вооружений, ядерный арсенал Северной Кореи, сотрудничество в космосе (что произойдет, если русские не будут больше доставлять американских астронавтов на МКС?).

Некоторые говорят о необходимом изменении режима в Кремле. Но кто уверен, что тот, кто сменит Путина, будет более сговорчив? Повышенное давление скорее усилит российский национализм и шовинизм, а не станет способствовать достижению компромиссов. А Москва начнет еще более активное движение в сторону Китая. Хотим ли мы действительно этого?

Тем временем, Путин дошел до того момента, когда он размышляет о возможных вариантах выхода из украинского болота. Это не стопроцентное развитие. Но стоит попытаться прозондировать почву. Возможным выходом мог бы стать приемлемый для Киева и Москвы конституционный статус, гарантирующий целостность Украины и вместе с тем предоставляющий восточным областям автономии, что исключило бы их отделение. Почему бы это не объединить с другими, выходящими за рамки украинского кризиса, задачами? Я имею в виду переговоры о конструктивных отношениях между ЕС и Евразийском Союзом, возвращение к идее создания общеевропейской структуры безопасности, в которой вопрос о членстве Украины в НАТО теряет свою значимость, упор на создание единого пространства от Ванкувера до Владивостока (вместо того чтобы разрушать этот процесс).

Но вначале необходимо преодолеть опасную тишину, которая сейчас царит между Западом и Востоком. Телефонных переговоров недостаточно, чтобы сдержать безудержный курс на эскалацию. 60 подписантов правы. «Нам нужна новая политика разрядки в Европе». И надеюсь, что Якоб Аугштайн (Jakob Augstein) не прав, когда пишет в статье, опубликованной в издании Spiegel, что «для поворота уже слишком поздно».

Тео Зоммер

Источник: inosmi.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: