Вместе с известным российским публицистом Романом Носиковым осмысляем феномен украинского национализма, крымский фактор политической жизни России, роль и судьбу Новороссии, освобождение русских городов-героев Киева и Одессы и многое другое

– Роман, Украина уже окончательно потеряна для Русского мира или нет?

– Украина потеряна не только для Русского мира, но и для мира вообще. На территории этого псевдогосударства репродуцируется античеловечество. С антиморалью, антигуманизмом, антикультурой и всем остальным. Это как в фильмах про зомби – гнилой труп гоняется за людьми и пытается сожрать их мозги.

Русский мир – это пространство русской культуры, русской этики, русского понимания добра и зла. Русская культура однозначно называет злом множество вещей, которые человек Запада полагает естественным порядком – прежде всего равнодушие, отчуждение людей, отрицание человеческого братства.

– Спрошу по Михалкову: «Как это случилось»?

– Это отрадно, что Никита Сергеич заинтересовался моим любимым жанром – ответом на вопрос: «А как же так вышло?» Только он у него по-другому сформулирован: «С чего все началось?» Ответ беспомощен, увы. У Михалкова так получилось, что началось со всего. Это не ответ. А началось на Украине с идиотской национальной политики большевиков, которые из извращенных соображений корректности заставляли почитать примитивную хуторскую культуру как нечто равное высокой имперской культуре. Из расшаркивания перед украинскими националистами, которые в итоге возомнили себя великими и обладающими чертовой уймой невероятных достоинств – вольностью, чубом, усами и тем, что не москали.

Проблема в том, что эта «особость» – всего лишь культурная, цивилизационная и моральная отсталость, которую лелеяли до 1991 года. Потом, когда «немоскали» вырвались от санитаров в штатском окончательно, они всю энергию, высвободившуюся за счет того, что они забросили промышленность, науку и сельское хозяйство, направили на запуск своей особости на космическую высоту – требовать за эту особость уже не с кацапов, а с Европы и Америки. Западные технологии должны были заставить вареники обмазываться сметаной и залетать в рот самостоятельно – прямо как у Гоголя. В рот, конечно, залетело, но когда распробовали, оказалось, что нет – не вареник.

А еще обратите внимание, украинская свидомая культура нынешнего извода один в один копирует уголовную: презрение к труду и законопослушности, к дисциплине. Поэзия лихости, «вольности», инфантилизм, отказ от личной ответственности за совершаемое, жалобы на судьбу и злых людей, которые все хотят обидеть «мальчоночку» – полный набор из блатной песни. Полный портрет уголовника. 

– Украинские события принесли немало боли и страданий тысячам людей, но есть ли во всей этой длительной истории положительные моменты?

– Из положительного ровно одно: Украина – всё, кончилась. А вместе с ней заканчивается и миропорядок, установленный по результатам нашего поражения в Холодной войне. Русские всегда приходят за своими деньгами. Это почти женское истерическое верещание, которое мы слышим от Европы, и попытки отпихивать нас каблучком – это такая реакция на мысль, что придется начинать себя вести порядочно – не блудить с Америкой, много работать и сохранять талию. Примерно как при Николае Первом. Это естественное место России в мире. Спихнуть ее с этого место можно только, раз за разом устраивая в Европе мировые войны, при этом оставаясь в стороне. Однако сейчас речь идет о ядерной войне. Маловероятно, что Европа согласится на такие жертвы ради Америки.

– Как вы считаете, Крым (как фактор, как символ) – это уже вчерашний день или полуостров и сегодня имеет какие-то важные задачи, миссию?

– У Крыма огромный кадровый потенциал. Крым – это регион, где местная элита пошла ради народа на реальный риск для жизни, сумела провести огромное мероприятие – референдум, представители крымской элиты проявили себя как настоящие слуги народа. Это бесценно. Полагаю, что мы увидим много крымчан в политике федерального и международного уровня. Они это заслужили.

– Такое ощущение, что против России ополчился весь мир. Как уберечь страну от краха: договариваться с агрессором или молча бить в ответ, чтобы не лезли больше?

– Что значит ощущение? Весь и ополчился. Надо разделять и властвовать. Надо тянуть на свою сторону Европу и выкидывать США с нашего полушария. Пусть подыхают самостоятельно. США – это вурдалак, который пьет кровь изо всего мира. Они так хорошо выглядят, такие обаяшки именно поэтому. Именно поэтому они так любят снимать фильмы про гламурных вампиров. Если мы лишим их этой возможности, они просто подохнут. 

– Многие считают, что Новороссия может стать колыбелью новой России, очищенной от пороков дикого капитализма и радикального индивидуализма. Что скажете по этому поводу? 

– Как может избегнуть дикого капитализма территория, где уже есть капитализм и дикость? Вот чисто технически как это может быть? Я знаю коммунистов, которые кроют Новороссию всеми словами подряд только потому, что у них там не начали строить коммунизм. Экие забавники. Новороссия не для того, чтобы коммунистам было хорошо. Она для того, чтобы людей не порабощали украинские националисты. Эту функцию Новороссия выполняет, и низкий ей поклон за это. А радикального индивидуализма там не будет. Война к дуракам беспощадна.

– Выстоит ли Новороссия под натиском фашистской хунты?

– Выстоит. Выборы – это легитимная власть. Это хорошо. Скоро Новороссия будет расти, и легитимная власть понадобится для осуществления политического процесса «собирания земель». Да и, в конце концов, должен же кто-то законно избранный принимать капитуляцию у Порошенко?

– А как быть с русскими городами-героями Киевом и Одессой, они окончательно потеряны?

– Знаете, я однажды приеду в Одессу на открытие музея, посвящённого борьбе с хунтой. И в Киев приеду. На суд. Буду выполнять свою журналистскую работу. За Одессу ответят особо. Тут дело даже не в самом поджоге. Тут дело в том, как они себя вели после того, как все случилось. Расплата будет ужасной.

– А поколение, отравленное годами «независимости», что будет с ним?

– Бабушка моя говорила так: «Чему родители не научили – голодная заря научит». Те, кто захочет выжить, найдет способ объяснить себе гибельность национального чванства. А восстановление единого культурного поля этот процесс облегчит. Ну и боль – прибавит немного ума. Боль — это вообще отличный повод для переосмысления своих поведенческих стратегий и произведших их мировоззренческих конструкций. В ближайшее время у украинцев будет боли достаточно для того, чтобы полностью переродиться.

Источник: e-news.pro


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: