Россия — не главный соперник для США

Немецкий американист Йозеф Брамль заявил, что не ожидает крупных изменений в политике Вашингтона по отношению к России после промежуточных выборов в Конгресс США.

Какими будут последствия победы республиканцев на промежуточных выборах в Конгресс США для отношений с Россией? Эксперт Германского общества внешней политики (DGAP) Йозеф Брамль (Josef Braml) считает, что негативными они будут в том случае, если президенту Бараку Обаме удастся убедить Конгресс в целесообразности отмены санкций против Тегерана в обмен на свертывание иранской ядерной программы. В таком случае, прогнозирует Брамль, произойдет обвальное снижение цен на нефть.

Deutsche Welle:
 Господин Брамль, в избирательной кампании на промежуточных выборах в США доминировали внутриполитические темы. Неужели американцев совсем не интересует внешняя политика?

Йозеф Брамль:
 В ходе этой избирательной кампании вопросы внешней политики стояли даже не на втором, а на третьем месте. Главный интерес американцев — повседневное выживание. Социальное и экономическое положение в стране — очень неблагополучное. Оно хуже, чем об этом свидетельствуют данные статистики.

— И тем не менее. В чем различие внешнеполитической ориентации демократов и республиканцев?

— Я бы не стал зацикливаться на различиях между этими партиями. В том, что касается политики безопасности, у Конгресса мало возможностей ограничивать действия президента. Тот волен по своему усмотрению посылать куда-либо войска или беспилотники, использовать спецслужбы. В этой сфере в США у парламента мало так называемых сдержек и противовесов.

Но в других сферах президент заблокирован, причем, не обязательно республиканцами. Если говорить о внешнеторговой политике, то у него большие проблемы с собственными демократами. То есть, партии играют большую роль в период избирательных кампаний, но в остальном, в частности в законодательном процессе, все зависит от надпартийных групп интересов.

— Применительно к России тоже существуют такие группы интересов? И чем отличается их подход?

— Главные различия в том, несут ли экономические объединения и предприятия ущерб вследствие санкций против Кремля или нет. От партийной принадлежности это не зависит. Фирмы, несущие убытки, требуют от администрации Обамы не форсировать санкции. Это как в Европе. Но американцы имеют меньше деловых отношений с Россией, чем европейцы. Поэтому Соединенным Штатам и было легче, чем Евросоюзу, вводить санкции против Кремля. Так будет и впредь.

— Но ведь в США есть и достаточно влиятельная группа политиков, настаивающих на более жестком курсе по отношению к России. Усилилась ли их позиция после выборов?

— Да, в Сенате наверняка некоторые политики начнут проводить разминку, готовясь стать кандидатами в президенты. Там много таких, кто видит себя следующим президентом. И они, конечно, обязательно выступят с резкими заявлениями в адрес России. Это мы видели и на примере Митта Ромни, но тогда это никого не интересовало, поскольку Америка была занята сама собой, экономическим кризисом.

Я не знаю, что будет через два года. Может быть, к тому времени ситуация с Россией стабилизируется, быть может, появятся новые проблемы, решать которые придется вместе с русскими. В целом, однако, в американской внешней политике всегда преобладал прагматизм.

— Вы считаете, что по крайней мере в ближайшие два года в политике Вашингтона по отношению к России ничего принципиальным образом не изменится?

— Насколько я могу судить, есть сферы, в которых у американцев и русских могут быть общие интересы. Это, например, вывод войск НАТО из Афганистана и стабилизация этого региона. Но вот в том, что касается иранской проблемы, я настроен, скорее, скептически. У России и США здесь — разные интересы.

— Что вы имеете в виду?

— Дело в том, что российским интересам отвечают высокие цены на нефть. Режим в России начнет шататься, если цены останутся такими, как есть, или будут и далее снижаться. А это произойдет в том случае, если США и Иран начнут сближаться. Иранский министр энергетики уже дал понять, что в случае отмены санкций в отношении его страны, Тегеран будет готов продавать нефть по любой цене, даже по 20 долларов за баррель. Такая перспектива — сигнал тревоги для российской элиты, Кремля и «Газпрома».

Так что не может быть в интересах России договоренность по иранской проблеме и превращение этой страны во второго «свинг-производителя» нефти (производителя, способного резко нарастить добычу. — Ред.) и альтернативу Саудовской Аравии на тот случай, если с этой страной начнутся проблемы.

Поэтому и саудиты реагируют так, как реагируют — не потому, что хотят нанести ущерб России, как это часто утверждают в Москве, а чтобы показать Ирану его границы в энергетической сфере. А еще, может быть, для того, чтобы выпустить воздух из американского «сланцевого пузыря». В Саудовской Аравии, думаю, прекрасно знают, где проходит болевой порог для добычи сланцевой нефти в США.

— Мы отвлеклись от темы выборов в Конгресс и их последствий для отношений США с Россией…

— Нет, дело в том, что в вопросе о санкциях против Ирана многое зависит от исхода выборов в Конгресс. Правда, и в этом случае надо смотреть на вещи не через партийную призму. Временно отменить санкции Обама мог бы и сам, без участия Конгресса. Но такой вариант вряд ли устроит Иран. А чтобы сделать Тегерану хорошее предложение в обмен на прекращение его ядерной программы, президенту надо провести через Конгресс закон об окончательной отмене санкций.

А в Конгрессе есть мощная коалиция демократических и республиканских деятелей, принимающих проблему безопасности Израиля очень близко к сердцу. И Обама вряд ли сможет преодолеть сопротивление этой надпартийной коалиции и провести через Конгресс закон об отмене санкций против Ирана. В результате президенту будет трудно продолжать работу на его главной внешнеполитической площадке.

— А Россия? Она не относится к внешнеполитическим приоритетам американского президента?

— Главный соперник и угроза, с точки зрения Вашингтона, — это Китай с его растущей военной мощью, а не Россия. Я знаю, что задену чувства некоторых людей в Москве, но Россия — более не главный враг США. Американцы мыслят стратегически, они смотрят в первую очередь на растущий военный потенциал Китая.

Никита Жолквер

Источник: inosmi.ru

Добавить комментарий

Related Post

Украину засасывает в НАТОУкраину засасывает в НАТО

«Решение о вступлении или невступлении в НАТО это исключительно компетенция украинского народа, — заявил президент Украины Петр Порошенко. — Мы наработали критерии, по которым Украина будет отвечать требованиям НАТО. Только

Нужен ли России новый «тридцать седьмой год»?Нужен ли России новый «тридцать седьмой год»?

Глава государства стоит перед самым сложным выбором за время нахождения у властиТема: Экономический кризис Эксперты «СП» не раз уже говорили о том, что в правительстве России борются две группы влияния:

Юрий Штамов: сынок Алешенька с «Эха Москвы»Юрий Штамов: сынок Алешенька с «Эха Москвы»

Суть небольшой размолвки, случившейся между главой холдинга «Газпром-медиа» и главредом «Эха Москвы» с последующим публичным выяснением отношений, лучше всего отражает старый прикол : «Встречаются два старых каталы: — Давай в