Смело мы в бой пойдем за…

Те, кто помнит газетные заголовки и общую тональность СМИ во времена холодной войны, не могут не видеть, что сегодняшняя холодная война много теплее той, закончившейся 25 лет назад. И СМИ с обоих сторон куда эмоциональней. И провокаций, совершенно немыслимых в те времена, гораздо больше. И люди настроены не в пример воинственней. В годы Карибского кризиса Кобзон пел «Хотят ли русские войны». Сегодня – совсем другие песни… «Лишь бы не было войны» было общим чувством всего народа. Сегодня общее чувство совсем иное. Ну, и уж чего там говорить: не то что «укров» или «грызунов» – вообще никакого шовинизма в СССР не было. Бытовой ксенофобии хватало. Как и дискриминации по этническим признакам на государственном уровне. Но попробовал бы кто-то в середине шестидесятых покричать то, что кричат сегодняшние «патриоты», – моментально отправился бы куда Макар телят не гонял. (И с трудом удерживаю себя от того, чтобы не написать «и поделом».)

В общем, сегодняшняя война по сравнению с той хотя пока, к счастью, и не горячая, но уже вполне теплая. И желающих еще подогреть ее немало – как в верхах общества, так и в низах. Настроение боевое. Кулаки так и чешутся. «Смело мы в бой пойдем!»

Только вот за что?

За что собирается воевать новая «Россия»? Не Россия, конечно. Но РФ – определенно новая. Год назад такой и представить себе было невозможно. Так вот – за что?

За жизненное пространство? Нет, мы не Третий Рейх. У нас с пространством этим всё в порядке.

За высокую идею? Как наши деды воевали? Да, нет. Нет у нас никакой высокой идеи. Наши идеи – жить прошлым. Больше ничего у нас за душой нет.

За уважение – чтоб нас конкретно всякая там моль уважала? В натуре… Ну, да. Это было бы неплохо. Только вот получится ли?

Сплотить мир (не весь, конечно, не весь, но так, чтобы нам хватило) против себя попытками силой подчинить себе непокорные народы – это мы, конечно, сделаем. Уже сделали в значительной мере. Но угнетателей не уважают. Даже когда они очень сильные. Уважают не за способность убивать. Уважают за способность жить лучше, чем живешь ты сам, быть лучше, чем есть ты сам. За это уважают. А за кулаки – нет.

Что нес и продолжает нести Запад миру? Науку, технологию, искусство, умение организовать свою жизнь… За это Запад уважают и те, кто его не любят.

Что несем миру мы? Крики про пиндосов и гейропу? Зазнайство? Кичливость заслугами, к которым мы сами не имеем никакого отношения? Извращенное, архаичное понимание христианства, которое часто архаичней самого традиционного ислама (это и неудивительно, так как одна из сделавших русский народ культур старше ислама на несколько столетий – ислам и возник когда-то как реакция на болезнь этой культуры). Подобное понимание христианства сегодня если где и встретишь, то разве что в Африке.

Что еще? Экономику, которая ничего кроме оружия производить не может? Святую убежденность, что за всё это нас надо любить? Детские комплексы?

За это за всё мы смело в бой пойдем? Это у нас на знаменах?

Александр Зеличенко

Источник: echo.msk.ru

Добавить комментарий

Related Post

За уличенными в экстремизме установят административный надзорЗа уличенными в экстремизме установят административный надзор

Правительство РФ внесло в Госдуму законопроект об административном надзоре за некоторыми категориями бывших заключенных, передает корреспондент «Росбалта». Речь идет о ранее осужденных к лишению свободы или имеющих непогашенную либо неснятую

Финансовая гвардия российского «майдана»Финансовая гвардия российского «майдана»

  Московская биржа как колыбель цветной революции в России Разговоры о так называемой «пятой колонне» в российской элите давно уже стали привычной расхожей фразой. Речь идет о тех элитариях, которые,

Имеют ли право убийцы евреев на повышение образования в тюрьме?Имеют ли право убийцы евреев на повышение образования в тюрьме?

На этой неделе в Верховном суде Израиля состоялось очередное обсуждение, посвященное учебе террористов в израильских тюрьмах.  Напомним, что правительство приняло решение лишить террористов возможности получать академическую степень в ходе отбывания