Владимир Фортов: нельзя проводить реформу ради реформы

Для российской науки наступает решающий период. Заканчивается введенный год назад президентом Владимиром Путиным мораторий на административные решения в сфере Российской академии наук. Вот только теперь все и начнется, считают многие ученые и предлагают попросить главу страны продлить «затишье» еще на год. Этот номер не пройдет, уверены другие: за науку серьезно возьмутся и тут, как говорится, мало не покажется. Как известно, год назад был принят закон о РАН, и институты трех академий переданы в ведение специально созданного Федерального агентства научных организаций (ФАНО).

Что же теперь ждет нашу академическую науку? Об этом спорили на «круглом столе» в Совете Федерации. Наиболее болевые точки обозначил президент РАН Владимир Фортов. Все, кто сейчас включены в эту «операцию», должны понимать, что нельзя проводить реформы ради реформы. Делая каждый новый шаг, надо оценивать, работает он на эффективность науки или нет. По мнению Фортова, у закона есть главный дефект: он не разделяет четко функции академии и ФАНО. Отсюда неувязки и недопонимание. А вроде бы, все просто: ФАНО должно отвечать за имущественные вопросы, академия — за научное руководство институтами. Впрочем, РАН и чиновникам удается находить общий язык. Сложней отношения академии и минобрнауки, на что обратил внимание президент РАН.

Кроме того, президента РАН очень беспокоит, что и так очень небольшой бюджет фундаментальных исследований скорее всего будет еще урезан. А ведь от академиков требуют делать науку мирового уровня. Но тогда и вкладывать надо в нее так же, как в ведущих странах мира.

По мнению заместителя главы минобрнауки Людмилы Огородовой, при нынешней системе финансирования РАН у нее всегда будет мало денег. Дело в том, что уже сейчас Россия занимает второе место в мире по объему выделенных из бюджета денег на фундаментальные исследования, и, тем не менее, общее финансирование значительно меньше, чем в ведущих странах. Причина проста. Там доля бюджета в расходах составляет лишь 30 процентов, остальные 70 — вкладывает бизнес, которому нужны прорывные разработки. У нас картина обратная, соотношение 70 к 30. И никакой бюджет такие деньги не потянет, нужно в науку привлекать бизнес. А он пока не видит у наших ученых достойных разработок, доведенных до стадии опытных образцов. Когда хотя бы в общих чертах уже можно оценить перспективы проекта.

70 процентов денег в науку ведущих стран мира вкладывает бизнес, остальные 30 — госбюджет, а у нас картина обратная, соотношение 30 к 70

Как же привлечь в науку бизнес? Выход, по мнению авторов реформы, один: приоритетом науки должен стать человек. Его потребности. А для этого надо изменить научную сеть, переориентировав часть институтов РАН на решение прикладных задач. Создать, в частности, вокруг академических институтов мирового уровня Федеральные исследовательские центры (ФИЦ). Для этого к «академикам» присоединят КБ и другие предприятия для проведения экспериментальных и опытно-внедренческих работ. ФИЦ будут проводить прорывные исследования мирового уровня в стратегически важных для страны сферах. Но этого мало. Они должны преодолеть разрыв, который у нас есть между научными разработками и их реализацией. И вот в такие структуры должен наконец принести деньги наш бизнес.

Прямо скажем, ученые опасаются такого крена в сторону коммерции. Например, председатель Профсоюза научных работников РАН Виктор Калинушкин заявил: ученые считают, что деньги на такие центры возьмут из бюджета фундаментальных исследований, который и так мизерный. Более того, одновременно с одной кардинальной мерой к ученым применят еще как минимум две. Ведь вот-вот начнется кампания по оценке результативности институтов. В итоге некоторые могут получить «неуд» и оказаться в сложнейшей ситуации, вплоть до закрытия. Кроме того, сейчас готовится закон об ограничении возраста руководителей институтов. Это означает, что придется срочно сменить около 70 процентов директоров. Кто-нибудь оценил последствия такой одновременной акции?

Словом, реформа вызывает множество вопросов. Хотя все согласны, что изменения в академии назрели. Кстати, Людмила Огородова неоднократно подчеркивала, что закон дает академии наук такие широкие полномочия, которых у нее никогда не было. Например, она по закону имеет прямой выход на президента, так как готовит для него доклад по итогам года. Академия координирует все фундаментальные исследования в России, рассматривает и оценивает результаты работ всех научных организаций. Подобного тоже никогда не было. И наконец, РАН получила право проводить экспертизу всех государственных программ и федеральных программ. И этого у академии тоже никогда не было. То есть поле для работы РАН как никогда обширное и очень масштабное. Но, по словам Огородовой, академикам надо создать положения, регламенты, что такое функция экспертизы, функция формулировки приоритетов развития фундаментальных наук, что такое функция оценки эффективности научных институтов, вузов и т.д. Словом, надо наработать целый пакет нормативных документов.

Закон о реформировании РАН дает академии наук такие широкие полномочия, которых у нее никогда не было.

Итог дискуссиям о реформе РАН подведет Совет при президенте РФ по науке и образованию, который состоится в декабре.

Юрий Медведев

Источник: rg.ru

Добавить комментарий

Related Post

В российской армии появятся роты боевых роботовВ российской армии появятся роты боевых роботов

В Вооруженных силах России формируются войсковые подразделений боевых роботов, а также разрабатывается их штатная структура и органы управления. Об этом «Интерфаксу» сообщил член коллегии Военно-промышленной комиссии (ВПК) Олег Мартьянов. По

Учёный использовал мозг как усилитель электроволнУчёный использовал мозг как усилитель электроволн

Вы один из тех, кто постоянно забывает, где припарковал свой автомобиль? Ведь это так часто случается: вы примерно знаете, где он находится, но никак не можете вспомнить точное место! Профессор-физик

Созданы супер-роботы для операций в опасных зонахСозданы супер-роботы для операций в опасных зонах

Американские специалисты создали супер-роботов для операций в опасных зонах. После взрыва на АЭС Фукусима-1 в Японии, американские ученые задумались о создании многофункциональных роботов, которые могут выполнять работы в опасных зонах.